Мясин..

Леонид
Мясин (1895-1979), воспитанник московской
балетной школы, начал карьеру танцовщика
в Большом театре в 1912 году. Одновременно
с выступлениями в Большом театре
участвовал в драматических спектаклях
Малого театра. Но уже в 1914-м присоединился
к труппе Дягилева и стал одним из его
фаворитов. Сначала выступал в «Русских
сезонах» как исполнитель, а в 1915-м
дебютировал как хореограф. Дебютом
Мясина-хореографа стал балет «Литургия»,
затем «Солнце и ночь» в 1915 году, когда
Мясин проработал всего один сезон с
дягилевским ансамблем. Далее последовал
балет «Лица» в 1916 году, показавший,
насколько плодотворным и разнообразным
стало творчество Мясина. В середине
Первой Мировой войны им был поставлен
балет «Женщины в хорошем настроении»
с костюмами в стиле барокко, на музыку
Скарлатти; премьера состоялась в «Театро
Костанза» в Риме в апреле 1917 года. Затем
последовала эпоха балетов в стиле
кубизма, открывшаяся «Парадом» с
декорациями Пабло Пикассо и музыкой
Эрика Сати в театре «Шатле» в мае. Мясину
тогда еще не было и двадцати двух лет.
После первого творческого взлета
наступил следующий. В 1919 году — балет
«Русская графиня», полностью поставленный
в Лондоне, затем «Волшебная лавка» 5
июня в театре «Альгамбра». Шесть недель
спустя, 22 июля, — несомненный шедевр
Мясина «Треуголка», премьера которого
состоялась в том же театре. Его
хореографический дар вместе с удивительными
артистами труппы «Балле рюс де Базиль»
и «Балле рюс де Монте-Карло» определил
успех этих трупп с 1934 года до последних
дней труппы Сергея Денхама в 1962 году. В
период с 1935 по 1943 годы в труппе «Балле
рюс де Базиль» Мясин поставил балеты
«Предзнаменования» на музыку Пятой
симфонии Чайковского, «Чимарозиана»,
«Городской сад», «Фантастическая
симфония». С труппой «Балле рюс де
Монте-Карло» создал характерные балеты
«Богатыри», «Испанское каприччио»,
«Вена-1814», «Житель Нью-Йорка», «Лабиринт»,
«Саратога» и другие. Последней
симфонической работой Мясина стал балет
«Красное и черное» на музыку Первой
симфонии Шостаковича.

Снялся
в фильмах в фильмах «Красные башмачки»
и «Сказки Гофмана».

Леонид
Федорович Мясин умер 15 марта 1979 года в
Германии.

Леонид
Мясин — автор 113 балетов. Три из них —
«Треуголка», «Предзнаменования» и
«Парижское веселье» воссознаны на сцене
Большого театра в сезон 2004/2005 его сыном,
хореографом Лоркой Мясиным.

МЯСИН
Леонид Федорович

(27.7.1895,
Москва — 15.3.1979, Боркен, Вестфалия, ФРГ)
— танцовщик, балетмейстер, Родился в
семье музыкантов: отец, Федор Афанасьевич
М., валторнист оркестра Малого театра;
мать, Евгения Николаевна, хористка
Большого театра, Мясин рано почувствовал
потребность в пластическом самовыражении,
в 8 лет (1903) он поступил на балетное
отделение Московского театрального
училища. В начальных классах занимался
у Н.Домашова, в выпускном — у А.Горского,
Учеником много выступал на сцене Большого
театра, в том числе в своей первой роли
Черномора в опере “Руслан и Людмила”
М.Глинки. Одновременно участвовал в
драматических спектаклях Малого театра,
а также начал серьезно заниматься
живописью в школе А.Болыпакова и игрой
на скрипке. Интерес к изобразительному
искусству сопутствовал Мясин всю жизнь
и оказал заметное влияние на его
хореографическое мышление.

Как
танцовщик Мясин тяготел к полухарактерным
и характерным, даже гротесковым партиям.
Обладая эффектной сценической внешностью,
высоким и легким прыжком, артистическим
магнетизмом, отличаясь мимической
выразительностью, легко усваивая
пластические “языки” различных народных
танцев (он был блистательным интерпретатором
испанских танцев), редко встречающимся
в балете чувством юмора, Мясин скоро
стал одним из самых известных танцовщиков
своего времени.

А.Бенуа,
Н.Бенуа, С.Дали, А.Дерен, А.Матисс, Л.Бакст,
М.Добужинский, П.Челищев, Г.Якулов,
Ж.Брак, К.Берер и мн. др, “Успех “Полуночного
солнца”, — вспоминал впоследствии
Мясин, — был достаточен для того, чтобы
я начал серьезно думать о моем будущем
как хореографа”.

В
1916, находясь в Испании, Мясин поставил
балет “Менины” (по картине Д.Веласкеса,
на муз. Г.Форе), открывший испанский цикл
в его творчестве, Мясин стал серьезно
заниматься изучением испанского
народного танца, приглашая знаменитых
испанских танцовщиков для участия в
своих постановках (Фернандеса, Рами-роса,
Архентиниту). Легко осваивая все новое,
Мясин в 1917 в содружестве с поэтом Ж.Кокто,
написавшим сценарий, композитором
Э.Сати, использовавшим в своей музыке
синтез джаза и регтайма, и художником
Пикассо, создавшим костюмы в стиле
кубизма, поставил балет “Парад”,
применив свойственные футуризму приемы
эпатажа публики и стерев границы между
академической сценой и балаганом, Балет
не имел успеха, шокировав публику и
критику своей новизной и необычностью.
В том же году Мясин поставил также один
из самых знаменитых своих балетов
“Женщины в хорошем настроении”
(“Проказницы”; на муз. сонат А.Скарлатти
в оркестровке В.Томмазини) по мотивам
комедии К.Гольдони, в котором сочетал
стилизацию балетной техники XVIII в. с
изломанностью движений марионеток и
влияний современного искусства. Успех
спектакля способствовал тому, что и в
дальнейшем Мясин неоднократно возвращался
к найденным здесь образам и приемам,
Этот балет, как и созданные в том же году
“Русские сказки” (на муз. А.Лядова),
поставленные в духе русского лубка,
долго держались в репертуаре труппы,
всегда вызывая восторги зрителей. Уже
в этих первых постановках были заявлены
черты, свойственные балетмейстерскому
творчеству Мясина: интерес к фольклору,
как русскому, так и других народов,
влияние изобразительного искусства на
хореографическое решение, интерес к
стилистике commedia dell’arte, преломленные
сквозь современное пластическое видение,
В 1919 поставил “Волшебную лавку” на
музыку Дж.Россини в аранжировке О.Респиги.
“При очаровательной и в то же время
малоизвестной музыке Россини, а также
остроумной и динамичной хореографии
Мясина “Волшебная лавка” привлекла к
себе исключительный интерес и вошла в
число самых популярных балетов… Особенно
выделялись Лопухова и Мясин, буквально
“взрывавшие” зрительный зал исполнением
канкана”. В том же году поставил
“Треуголку” М. де Фальи, снискав успех
также как блистательный исполнитель
фаруки. В 1920 обратился к приемам commedia
dell’arte в “Пульчинелле” (комп. Стравинский
по Дж.Перголези). Стравинский считал
балет “одной из лучших постановок
Мясина, сумевшего проникнуться духом
неаполитанского театра. А его исполнение
роли Пульчинеллы было выше всяких
похвал”. В том же году поставил в
парижской “Grand-Opera” “Песнь соловья”
и собственную хореографическую версию
“Весны священной” (оба — комп,
Стравинский), в 1920— балетные сцены в
опере-балете “Женские хитрости” (на
муз. Д-Чимарозы в оркестровке О.Респиги:
в дальнейшем исполнялись самостоятельно
под названием “Чимарозиана”).

В
1921 женился на американской балерине
Вере Савиной (наст. фам. Кларк); стремясь
к профессиональной независимости,
покинул “Русский балет”. Сформировав
в Риме собственную труппу, гастролировал
с ней по Южной Америке, В 1922 поставил в
Лондоне несколько маленьких балетов
для “Covent Garden”, собрал новую труппу для
гастролей по Англии, открыл в Лондоне
школу, в которой обучал по методу
Э.Чекетти (среди учеников Ф.Аштон,
Э.Марра). В 1924 поставил для сезона
“Парижские вечера” балеты: “Меркурий”
(комп, Э.Сати), “Салат” (на народные
итальянские мелодии в оркестровке
Д.Мийо), “Жига” (на муз, И.С.Баха,
Г.-Ф.Генделя, А.Скарлатти), “Розы” (на
муз. О.Метра) и один из самых знаменитых
своих балетов — “Прекрасный Дунай”
(на муз. И.Штрауса). В 1924 разошелся с
В.Савиной. В 1925-26 сотрудничал с английским
импрессарио Ч.Кокраном, поставил балеты:
“Повеса” (по мотивам рис, У.Хогарта,
комп. Р.Куилтер) и “Крещендо” (оба —
1925), “Бадья” (“The Tub”, намуз.Й.Гайдна,
1926).

В
1925 вернулся в “Русский балет” Дягилева,
оставался в труппе до 1928, Осуществил
постановки: “Зефир и флора” В.Дукельского
и “Матросы” Ж.Орика (оба — 1925), “Стальной
скок” С.Прокофьева (1927) — балет, связанный
с русским конструктивизмом (сценография
Г.Якулова), пластически близкий к “танцам
машин”, “Ода” Н. Набокова (на сюжет
“Оды” М.Ломоносова, 1928), в которой
впервые в творчестве М. возникает та
тяга к обобщенным до символа образам и
сюжетам, которая в дальнейшем получит
развитие в его симфонических балетах.
Женившись в 1928 на танцовщице труппы
“Немчинова—Долин” Евгении Деля-ровой,
уехал в Америку, выступал вместе с ней
на концертной эстраде. В 1928-31 работал в
труппе И.Рубинштейн (Национальная
Академия музыки и танца, Франция).
Поставил: “Давид” А.Соге (1929), “Амфион”
А.Онеггера (оба — 1929). Одновременно
(1928-30) сотрудничал с американской
компанией “Рокси Сине-ма”, где ставил
дивертисменты и выступал в них. В 1930
создал новую редакцию своей “Весны
священной” в “Metropolitan Opera” с Мартой
Грехэм в партии Избранницы. В том же
году возвратился в Европу, где поставил
балет “Белкис” Респиги в миланской
“La Scala”.

В
1932 встретился с немецким режиссером
М.Рейнхардом в работе над оперой-буфф
“Елена Прекрасная” Ж.Оффенбаха (шла в
лондонском театре “Аделфи” под названием
“Елена!”); по признанию Мясина, получил
от него несколько важных уроков,
“касающихся главным образом значения
ритмической организации больших сцен”.
С 1932 (и до 1942) работал в труппе “Ballet Russe
de Monte Carlo” (с 1933— главный балетмейстер),
поставил “Детские игры” (на муз. Ж.Бизе,
1932), Мясин, не раз был первопроходцем в
хореографии, с 1933 в его творчестве
возникла новая линия — первым на Западе
он начал ставить хореографические
симфонии, открыв новую сферу использования
классической музыки: “Предзнаменования”
(на муз. Пятой симфонии П.Чайковского),
“Хоре-артиум” (на муз. Четвертой симфонии
Й.Брам-са) — обе 1933, “Фантастическая
симфония” (“Эпизод из жизни артиста”,
на муз. Г.Берлиоза, 1936), “Седьмая симфония”
(на муз. Л.Бетховена, 1938), в которой развил
хореографические идеи, впервые найденные
в “Оде” — соединение сюжетного балета
с эпизодами “чистого” (симфонического)
танца, асимметричное построение
кордебалета, использование не только
горизонтальных, но и вертикальных
построений кордебалета и др. Отличаясь
некоторой иллюстративностью, их действие
строилось, как правило, на столкновении
аллегорических понятий. Одновременно
Мясин продолжал также работать и в др.
жанрах. Среди его постановок: “Юнион
Пацифик” Н.Набокова (1934, “Forest Theatre”,
Филадельфия), в котором он использовал
многообразие танцевального фольклора
(китайского, индейского и др. народов);
“Парижское веселье” (на муз, Ж.Оффенбаха,
1938; снят в Голливуде в 1941 с Мясиным и
А.Даниловой); “Nobilissima visione” П.Хиндемита
(1938); “Красное и черное” (“Странная
фарандола”, на муз. Д.Шостаковича, 1939);
“Испанское каприччио” (на муз.
Римского-Кор-сакова, 1939: снят фильм
“Испанская фиеста”, Голливуд, 1941);
“Нью-Йоркер” (на муз. Дж.Гершвина в
оркестровке Д.Раскина, 1940); “Саратога”
Я.Вейнбергера и “Лабиринт” (на муз.
Седьмой симфонии Ф.Шуберта) — оба 1941,

В
1938 Мясин разошелся с Е.Деляровой и
женился на Татьяне Милишниковой (сценич.
псевд, Орлова). В 1941 у них родилась дочь
Татьяна (в будущем также танцовщица, в
замужестве баронесса Стефан де Ватсдорф),
а в 1944 — сын Леонид, ставший артистом
балета и балетмейстером, известным под
именем Лорка Массин (Массине).

После
ухода из “Ballet Russe de Monte Carlo” M. работал в
1942-45 в “Ballet Theatre” (Нью-Йорк), среди
постановок: “Мамзель Ан-го” А.Лекока
(1943), “Алеко” на музыку Чайковского, В
1944 получил американское гражданство.
В 1945-46 гастролировал с организованной
им труппой “Ballet Russe Highlights”, куда вошли
И.Баранова, А.Эглевский, А.Истомина,
Ю.Лазовский, Р.Хайтауер и др. Репертуар
составляли фрагменты из русских
классических балетов и постановок
самого Mясина В 1946 принял приглашение
выступить в лондонском ревю “Пуля в
балете”, одновременно по приглашению
Н. де Валуа работал в “Sadler’s Wells Ballet”,

С
1947 творчество M. связано преимущественно
с Европой. Поставил: “Симфония часов”
(на муз. Гайдна, 1948, “Sadler’s Wells Ballet”):
“Художник и его модель” (на муз. Ж.Орика,
1949, Балет Елисейских полей); “Гарольд
в Италии” (на муз. Г.Берлиоза,
1951, “Ballet Russe de Monte Carlo”): “Марио
и волшебник”
(на муз.
Ф.Маннино,
1954, “La Scala”); “Дон Жуан”
К.В.Глюка
(1959, там же).
Одна из последних значительных
постановок Mясина — “Евангелисты”
(“Laudes Evangelii”, на муз. умбрийских песнопений
XIII в. в обработке В.Букки), вдохновленная
атмосферой преджоттовских живописцев
и византийскими мозаиками, — была
поставлена в 1952 в церкви Сан-Доменико
(Перуджи). Балет, в котором нашел развитие
замысел его первого, неосуществленного,
балета “Литургии”, имел большой успех
и в течение многих лет неоднократно
ставился в разных странах; в 1961-62 был
показан по телевидению в целом ряде
стран. M. поставил также: “Гарольд в
Италии” (на муз. симфонической поэмы
Берлиоза, 1954, “Ballet Russe de Monte Carlo”): “Ашер”
(“Падение дома Ашеров” Р.Морилло, 1955,
театр “Colon”, Буэнос-Айрес). В 1960 Mясин,—
художественный руководитель 5-го
международного фестиваля танца в Генуе,
для которого поставил: “Человеческая
комедия” (на муз. XIV в. в оркестровке
К,0ри); “Севильский цирюльник” (на муз.
Дж.Россини); “Бал воров” Орика и свою
версию “Шехеразады” (на муз.
Римского-Корсакова).

Mясин
осуществил постановки около 100 балетов
разнообразных жанров (от балетов-буфф,
доходящих до бурлеска, с точной обрисовкой
характеров и нравов, до симфонических,
порой аллегорических, балетов), тематики,
стилей. В своих произведениях он
использовал многообразие пластических
“языков” — классический танец,
акробатические движения, разнообразный
танцевальный фольклор. Он часто был
первооткрывателем в хореографии, его
произведения вызывали бурную полемику.
И эта “его способность меняться от
стиля к стилю, сохраняя свое, мясинское,
лицо и есть то, что делает его наиболее
представительным из всех хореографов
XX века” (Дж.Синклер).

В
1961 и 1963 побывал в Москве по договоренности
с “Совэкспортфильмом”, вел переговоры
о съемках для показа по телевидению
своих балетов в исполнении русских
артистов. Этот замысел не осуществился.

Mясин
принадлежит хореография фильмов-балетов
“Красные башмачки” (1948), “Сказки
Гофмана” (1951), “Неаполитанская карусель”
(1953) и др. В разные годы ставил танцы в
операх и драматических спектаклях. В
конце 1950-х — в 1960-е выступал вместе со
своим сыном с лекциями о балете и народных
танцах (русских, испанских, бразильских,
американских и др.) и с демонстрацией
их. Написал книгу
воспоминаний “My Life in
Ballet” (London, 1960) и теоретический
труд “Theory and Exercise in
Composition” (London, 1978).

Leave a Comment