Объективность и конкретность истины

Объективность и конкретность истины

Объективная
истина

является содержанием знания человека
(человечества). Этим содержанием знаний
в конечном счете является объективная
действительность, которая сама по себе
без субъекта познания еще не истина, а
просто объективная реальность. Всякая
попытка избавиться от такой противоречивости,
отдать предпочтение одной из сторон —
объявить, что объективная истина — это
объективная реальность или — истина
это знание, отражение будет непоправимой
ошибкой.

Если
рассмотреть два следующих определения:
1. Объективная истина — это такое
содержание наших представлений, которое
не зависит от человека и человечества;
2. Объективная истина — это такие
представления, содержания которых не
зависят от человека и человечества; то
из них именно первое является правильным
с точки зрения материалиста, поскольку
во втором подразумевается наличие
отличия между явлением и вещью в себе.
А в действительности между вещью в себе
и явлением нет отличия, это диалектическое
единство противоположностей. Надо
сказать, что объективная реальность
только тогда становится содержанием
наших представлений, когда она становится
нашим знанием и изменяется нами по
общественному целеполаганию. Вещь
должна перестать быть собой, чтобы стать
содержанием нашего знания. Значит,
содержание наших знаний — это и есть
действительность, объективная реальность.
При этом наши знания постоянно изменяются,
дополняются, находятся в развитии, но
по мере развития знания, момент
абсолютности знания сохраняется.

В
истине мы отчетливо видим, как то же
самое объективное, не переставая быть
объективным, вместе с тем не существует
без того, чтобы не быть содержанием
знания и, соответственно, содержанием
мысленной формы. И это понятно, если
объективную истину понимать не как
просто знание, содержание которого не
зависит от человека и человечества, а
как содержание знания, не зависимое от
человека и человечества, и помнить, что
истина не столько результат деятельности
мышления, сколько результат мышления
деятельности. Именно истина и есть форма
разрешения противоречий (вернее
бесконечно разрешающихся противоречий)
между человеком (общественным, деятельным
человеком, человечеством) как субъектом
и объективной действительностью. Истина
потому и выступает как процесс, что она
бесконечно разрешающееся противоречие.
Это последнее нашло свое выражение в
том, что истина в каждый данный момент
есть относительно-абсолютная истина,
а не абсолютно абсолютная. Но вместе с
тем то, что постоянное разрешение
происходит между субъектом и объектом,
находит свое выражение в том, что истина
выступает как объективная истина. Этим
же объясняется абсолютность истины.
(Не случайно непризнание абсолютной
истины ведет к непризнанию объективной.)
“Человеческое мышление, — как говорит
В. И. Ленин в работе [7], — по своей природе
способно давать и дает нам абсолютную
истину, которая складывается из суммы
относительных истин” . Термин абсолютное
применимо и к любой относительной
истине: поскольку она объективна, то в
качестве момента содержит нечто
абсолютное. И в этом смысле любая истина
абсолютно-относительна. Развитие любой
истины есть наращивание моментов
абсолютного. Новые теории являются
более полными и глубокими по сравнению
с предыдущими. Но новые истины не
сбрасывают под откос истории старые, а
дополняют, конкретизируют или включают
их в себя как моменты более общих и
глубоких истин. (Теория относительности
Эйнштейна и Ньютоновская механика) .
Пределы истины каждого научного положения
относительны: они то раздвигаются, то
суживаются дальнейшим ростом знания.
Для диалектического материализма не
существует непереходимой грани между
абсолютной и относительной истиной. С
точки зрения современного материализма
пределы приближения знаний к объективной
абсолютной истине исторически условны,
но при этом безусловно существование
такой истины и безусловно то, что
человечество приближается к ней.
“Совершенное общество, совершенное
“государство” , — по мнению Ф. Энгельса,
— это вещи, которые могут существовать
только в фантазии.” [К. Маркс, Ф. Энгельс
“Избранные сочинения в двух томах” ,
т. 2, с. 343] Коммунизм тем и является
наиболее совершенным обществом, что он
не претендует на абсолютное, окончательное
совершенство, а является постоянно
совершенствующимся обществом. Другими
словами, исторически условна всякая
идеология, но безусловно то, что всякой
научной идеологии соответствует
объективная истина. Диалектическая
философия разрушает все представления
об окончательной абсолютной истине и
соответствующих ей абсолютных состояний
человечества… Для диалектической
философии нет ничего раз навсегда
установленного, безусловного святого.
На всем и во всем видит она печать
неизбежного падения, и ничто не может
устоять перед ней, кроме непрерывного
процесса возникновения и уничтожения.
С точки зрения диалектики к истине
необходимо подходить как к непрерывно
развивающемуся процессу. При этом
необходимо различать релятивизм, который
выступая в качестве основы познания,
является не только признанием
относительности наших знаний, но и
отрицает какую бы то ни было объективную,
независимо от человечества существующую,
меру, к которой приближается наше
относительное познание. Если мир есть
вечно движущаяся и развивающаяся
материя, которую отражает развивающееся
человеческое сознание, то с точки зрения
диалектического материализма речь идет
о соответствии между отражающим природу
сознанием и отражаемой сознанием
природой.

Конкретность
— это свойство истины, основанное на
знании реальных связей, взаимодействия
всех сторон объекта, главных, существенных
свойств, тенденций его развития. Так
истинность или ложность тех или иных
суждений не может быть установлена если
не известны условия места, времени, в
которых они сформулированы. Суждение,
верно отражает объект в данных условиях,
становится ложным по отношению к тому
же объекту в иных обстоятельствах.

Важно
понять, что не мы своим познанием делаем,
создаем единичное, а обнаруживаем ее в
самой действительности, что действительность
является диалектическим единством
противоположностей, многообразием
единичных сторон. Сама вещь при всей
своей внутренней противоречивости
(единство того, что она есть и того, что
она не есть) предстает перед нами прежде
всего только как то, что она есть. Уже
этим получаем односторонность. Другими
словами это можно было бы назвать
вырыванием вещи из всеобщих связей.

Источником
наших знаний являются ощущения, в которых
человеку дается объективная реальность
(независимый от человека объективный
источник ощущений) , т.е. ощущения суть
образы тел внешнего мира. И если вы
признаете, что источником восприятия
является объективная реальность, то вы
материалист. Для материалиста мир богаче
и живее, чем он кажется, поскольку с
каждым новым шагом в развитии науки в
нем открываются новые стороны. Для
материалиста кроме объективной реальности
нет и не может быть другой реальности.
Чувственное познание само не вскрывает
сущности, но обеспечивает все, что
необходимо для постижения ее теоретическим
мышлением. Теоретическое мышление, имея
дело с тем, что ему “поставляет”
чувственное познание, подвергая уже
это первое понятие отрицанию и раздвоению,
“извлекает” эту вторую сторону из
первой. Затем, установив тождество этих
раздвоенных противоположностей (что
осуществляется тем же самым отрицанием,
которое в диалектическом смысле есть
связь, единство) , оно приходит к
отождествлению уже этого полученного
внутренне противоречивого знания,
истины с действительным положением
вещей в самой действительности, с его
внутренним тождеством противоположностей.

Каждый
объект наряду с общими чертами наделен
и индивидуальными особенностями. В силу
этого, наряду с обобщенным необходим и
конкретный подход к объекту: нет
абстрактной истины, она всегда конкретна.
Истинны ли к примеру принципы классической
механики? Да, но в определенных пределах.
И так для любой истины.

Leave a Comment