ПРОБЛЕМА ИСТИНЫ В ФИЛОСОФИИ

Проблемы,
касающиеся истины, ее критериев,
интересовали людей с глубокой древности.
И первым из известных нам философов, у
кого эта проблематика приобретает
особое философское звучание, является
Аристотель. Классифицировав и обобщив
методы познания в науке, Аристотель
создает учение о формах постигающего
истину мышления, то есть логику. Разум
человека рассматривается как особый
механизм. Лишь применение законов логики
позволяет ему приблизиться к истине.
По Аристотелю, для применения науки
логики необходимо опираться на
непреходящее бытие. У Аристотеля истина
рассматривается как высшая форма бытия.
Человек, постигая истину, приближается
к совершенному бытию.

В дальнейшем
историческом развитии учение Аристотеля
стало источником многочисленных школ
и направлений. После опубликования
трудов И. Канта, вырисовывается направление
философской мысли: истина носит
«субъективный» характер, основное
внимание при исследовании проблемы
истины следует уделять познанию самого
человека, законов его разума. Достаточно
убедительно показано Кантом, что не
может существовать всеобщего критерия
истины. Все, чем располагает человек —
это формальные законы логики. Но Кант
утверждает, что эти законы строятся на
основании априорных форм рассудка. Им
впервые было устранено противоречие,
заведшее в тупик философию того времени.
Являются ли человеческие знания продуктом
чувственного восприятия, или же это
плоды умственной деятельности?
Предложенная Кантом концепция постижения
человеком окружающего мира на основе
априорных форм рассудка позволила выйти
из этого тупика.

Мы никогда
не овладеваем реальностью целиком, раз
и навсегда. Картина её постоянно
заменяется, расширяется, углубляется,
корректируется, Но главное — она никогда
не остаётся только чистым, отвлечённым
образом мира, Она состоит из деталей,
которые работают материально, практически
в огромном количестве человеческих
изобретений — в технике, технологиях,
предметах домашнего обихода, медицинской
и социальной практиках.

Именно
практика, как широчайшая система
человеческой деятельности оправдывает
существование познания и помогает
правильно понять все его нюансы,
справиться с его сложностью и
противоречивостью. Именно практика
становится последним аргументом в
длинной цепи разнообразных возражений
против скептицизма и агностицизма,
которые, несомненно, внесли свой живой
вклад в постижение природы познавательной
деятельности человека.

Основные
концепции истины

Разные
этапы в развитии культуры характеризуются
преимущественным интересом к различным
аспектам проблемы истины. Быстрый
прогресс науки в19 – м и 20 – м веках
выдвинул на передний план вопрос об
истинности знания, получаемого применением
научных методов, вопрос об истинности
научного знания. Философия откликнулась
на актуализацию этого вопроса разработкой
нескольких концепций истинного знаний,
научного знания в частности.

Корреспондентская
(классическая) концепция истины

Одной самых
распространённых в философии и науке
указанного периода стала корреспондентская
(от английского слова correspondence –
соответствие) концепция истины. Правда,
как уже мы сказали, этой концепции
присутствуют уже в сочинениях Аристотеля.
По причине древности и согласия со
здравым смыслом эту концепцию иногда
называют также классической.

Как следует
из названия, главным понятием этой
концепции является понятие соответствия.
Истинное – это соответствующее. Причём,
рассматриваемая концепция изначально
двойственна. С одной стороны, можно
говорить и чаще всего говорят именно
так об истинном знании (об истинности
суждения, высказывания, предложения,
системы предложений), подразумевая
знание, соответствующее предмету знания.
– Это гносеологический вариант данной
концепции. С другой стороны, можно
говорить об истинной вещи, имея в виду
соответствие этой вещи её идее (понятию,
сущности). – Это онтологический вариант
обсуждаемой концепции.

И в том, и
в другом случае эта концепция представляется
очень понятной и естественной. Однако
более внимательное её рассмотрение
показывает, что она содержит немало
спорных моментов и неясностей.

Главная из
них – это неясность содержания самого
понятия соответствия в контексте этой
концепции. Действительно, что означает,
например, соответствие между высказыванием
о вещи и самой вещью? Ведь очевидно же
принципиальное отличие высказывание
от вещи. Высказывание, в отличие от вещи,
не имеет пространственной формы.
Высказывание не содержит в себе вещества,
из которого сложена вещь, и т. д. Может
сказать, что высказывание о вещи и сама
вещь принадлежит разным мирам: внутреннему
(ментальному, идеальному, субъективному)
миру и внешнему (материальному,
объективному) миру. В чём же тогда
соответствие высказыванием и вещью?
Тесно примыкает к сформулированной
проблеме проблема существования
своеобразного посредника между
высказываниями о вещах и самими вещами,
в частности, проблема языка, на котором
можно говорить о двух мирах: о мире
высказываний и о мире вещей. Важный
вклад в прояснение характера такого
языка внесли исследования Альфреда
Тарского. Такой язык (метаязык) он
называет семантическим. На нём можно
говорить и об объектном языке, то есть
о языке, на котором описывается мир
вещей (мир фактов), и о самом этом мире
вещей (мире фактов). Введение такого
метаязыка позволило А. Тарскому создать
работоспособный вариант корреспондентской
концепции истины.

Не менее
серьёзной проблемой для обсуждаемой
концепции истины является установление
соответствия (степени соответствия)
или несоответствия высказывания и вещи,
проблема критерия истинности высказывания.
В самом деле, для установления истинности
высказывания (соответствия высказывания
предмету этого высказывания) необходим
некоторый метод. Предположим, что мы
нашли такой метод. В истории философии
и науки предлагались различные методы
(критерии) истинности знания: очевидность,
логическая непротеворичивость,
общепринятость, полезность, практика
… Понятно, однако, что и сами эти методы
распознавания истинности (или неистинности)
высказываний должны быть проверены на
истинность, что требует привлечения
других методов установления (критериев)
истинности и т. д. Есть у корреспондентской
концепции истины и другие проблемы.

Это не
значит что эта концепция не работоспособна.
Она имеет всего лишь ограниченную
область применимости. Её следует
развивать, совершенствовать и дополнять
другими концепциями.

Когерентная
концепция истины

Сторонники
этой концепции пытаются обойти основную
проблему корреспондентской концепции
истины: проблему установления соответствия
между фрагментами мира знания (суждениями,
теориями, концепциями и т. д.) и фрагментами
действительности (вещами, свойствами,
отношениями). Они видят истинность
знания не в том, что оно соответствует
действительности, а в том, что оно
(знание) является когерентным, то есть
самосогласованным, логически связанным,
непротиворечивым. Истоки этой концепции
уходят в глубокую древность. Совершенно
отчётливо они прослеживаются в трудах
Аристотеля, сформулировавшего, как
известно, основные законы логики (законы
правильного, истинного) мышления.
Выполнение требований логики, в частности,
законов тождества и противоречия,
является совершенно естественным и
минимальным требованием, предъявляемым
к знанию, претендующему на истинность.

Истинность,
обеспечиваемую выполнением этих
требований, можно назвать формальной
истинностью. И. Кант писал в связи с
этим: «Формальная истинность состоит
всего лишь в согласии знания с самим
собой, при полном отвлечении от всяких
объектов вообще и от всяких их различий.
И поэтому всеобщие формальные критерии
истинности – не что иное, как общие
логические признаки согласования знания
с самим собою, или, что-то же, с всеобщими
законами рассудка и разума». Знание,
претендующее на звание истинного знания,
не может быть самопротиворечивым.
Достаточно богатый, достаточно
содержательный фрагмент знания, как
правило, содержит уже обнаруженные либо
имплицитно присутствующие противоречия.
Наличие таких противоречий свидетельствует
о том, что он исторически обусловлен и
ограничен. Наличие таких противоречий
– не предмет гордости, не повод для их
апологии. Скорее, — это провод для новых
усилий по уточнению и усовершенствованию
соответствующего фрагмента знания, для
усилий, направленных, в частности, на
избавление, по крайней мере, от некоторых
— наиболее «кричащих» — из этих противоречий.
Когерентная концепция в принципе
является операциональной, то есть с её
помощью, затратив, конечно, определённое
усилия, можно установить, способен ли
тот или иной массив знания претендовать
на истинность. Дело в том, что знание,
дедуцированное (логически выведенное)
из данной системы, будет когерентно
этой системе и самокогерентно. Особенно
широко и успешно эта концепция применяется
в логико-математических науках, а также
в тех разделах естествознания, в которых
используются аксиоматический метод и
метод формализации. Именно в таких
науках легче и надёжнее осуществляется
процедура установления когерентности
знания. Поскольку, во-первых, в таких
науках эксплицитно (явно и точно)
формулируются основоположения (аксиомы,
постулаты, принципы) теорий, достаточно
строго описываются основные объекты
теорий и применяемые в этих теориях
правила вывода. Главным недостатком
когерентной концепции истины является
её же основное достоинство: она не
выводит за пределы знания. Когерентность,
провозглашаемая этой концепцией главным
признаком истинного знания, характеризует
только отношения одних элементов знания
к другим. По-прежнему остаётся справедливым
вывод И. Канта, согласно которому
когерентность знания не является
достаточным условием его истинности.

Прагматическая
концепция истины

Ф. Ницше
утверждал, что истину следует понимать
как орудие жизни, как орудие власти, в
крайнем случае, — как средство приспособления
человека к действительности. Подобные
взгляды были систематически развиты
представителями прагматизма. Прагматизм
– философское учение, сложившееся в
последние десятилетия 19 – ого века в
США. Основные идеи прагматизма выдвинули
и разрабатывали Чарльз Пирс, Уильям
Джеймс, Джон Дьюи.

Они подвергли
критике предшествующую философию за
её метафизическую направленность и
предложили свой вариант радикальной
её (философии) переориентации. Философия,
по их мнению, должна стать общим методом
решения жизненных проблем, встающих
перед человеком. В связи с этим одно из
ключевых положений прагматизма, названное
«принципом Пирса», формулирует У. Джеймс:
«Наши убеждения суть фактические правила
для действия. Для того чтобы выявить
смысл какого-либо утверждения, мы должны
лишь определить тот способ действия,
который оно способно вызвать: в этом
способе действия и заключается для нас
всё значение данного утверждения».
Истинными могут быть названы только те
из них, которые имеют благоприятные для
субъекта, ими обладающего, последствия,
только те, которые оказались полезными,
выгодными для этого субъекта. Для
прагматистов истинными знаниями будут
те, которые надёжно, эффективно, успешно
«работают»: ведут человека к успеху,
полезны для него. Прагматистская
концепция истины не опровергает, а,
скорее, предполагает справедливость
корреспондентской концепции истины.
Для того чтобы некоторое знание,
убеждение, верование были истинны в
прагматистском смысле они должны
соответствовать своему предмету,
ситуации к которой они относятся.

Leave a Comment